Новое на форуме
  • О тех кого больше нет с нами (31) (19.11.2015) (20:17)
  • Тарасов Владимир Михайлович (0) (14.02.2015) (09:51)
  • Любовь как вечная общечеловеческая ценность (2) (24.12.2013) (16:35)
  • Управление ситуациями с точки зрения прав и свобод человека (2) (24.12.2013) (16:32)
  • Никто так не знал хорошо Нину, как Бегемот. (15) (26.09.2013) (06:34)
  • Наш опрос
    Эфир Жив?
    Всего ответов: 473
    Понедельник, 25.09.2017, 16:38 Приветствую Вас Гость

    ~Телефонный Эфир~

    Главная | Регистрация | Вход | RSS
    Главная » 2008 » Ноябрь » 18 » Нас будут не бить по голове, а медленно душить
    Нас будут не бить по голове, а медленно душить
    20:03

    Делягин очень толковый дядька и его мнение всегда заслуживает внимания.

    Для тех кому лень, я выделю два момента:

    "Готовьтесь к тому, что кризис – это надолго."

    "И как мы будем из этого всего выкручиваться – непонятно."

    Хы-хы, можете дальше и не читать - скушайте пирожок, пока он еще лежит на полке. :)

    -------------------------

    В последнее время в дискуссиях на нашем портале все более популярна кризисная тематика. Известный экономист и политолог Михаил Делягин провел час с E-Perspektiva и рассказал о том, чем нынешняя ситуация отличается от дефолта 1998 г., почему молодежь попадает в группу риска, зачем сокращать количество вузов и когда нам следует ждать прихода Большого Песца.

    Разговор начался радикально, с емкой и убийственной формулировки. "Говорите, у вас портал для молодых специалистов? – переспросил Михаил Геннадьевич. – Это все равно, что портал для евреев в Германии 1933 года"…

    Неужто все так плохо?

    Я, конечно, утрирую. Однако молодые специалисты – это категория людей, которые в первую очередь попадают под сокращение и увольнение. В организациях советского типа в первую очередь сохраняют своих, а вычищают молодых, которые своими еще не стали; на производстве тоже в первую очередь сохраняют состоявшихся специалистов, а у молодого человека очень мало шансов стать таковым, учитывая качество нынешнего обучения.

    Михаил Геннадьевич, нас все-таки больше офисы интересуют…

    Ну простите, офисы – это вообще песня! В офисах у нас ведь безумная трудоизбыточность. Причем касается это разных сфер. "Ренессанс Капитал" уволил 100 человек. А один крупный медиахолдинг еще в сентябре из трех тысяч сотрудников уволил две. В обозримом будущем это не прекратится. Правда, проходить это все будет не столь резко и не столь залпово; но процесс пошел.

    Есть точка зрения, прямо противоположная вашей. Ее высказывают главным образом специалисты рекрутинговых компаний, и заключается она в том, что молодым специалистам, наоборот, представится шанс карьерного продвижения, поскольку ими будут заменять более взрослых и дорогих сотрудников.

    Есть такая стратегия, да. Она существует там, где не нужны навыки. Где человека можно натаскать на функцию за 3 месяца. Есть компании, где президент не шибко отличается по функциям от "трех-четырехмесячного" начинающего юнца. Это некоторые сегменты торговли, например, некоторые сегменты общепита. Но все равно. Уволить взрослого и дорогого – это значит уволить кого? Это ведь все равно не вице-президента уволить. А, скорее, вице-президента по связям с общественностью…

    Вообще-то я имел в виду скорее менеджеров среднего звена.

    Менеджеры среднего звена делятся на две категории. Первая часть – это раздутое среднее звено: вот он большой начальник, он ходит, курит и ничего не делает…

    Как ничего? Он руководит!

    Вот таких руководителей будут – если не будет там, извиняюсь, никаких интересов личного свойства – увольнять и без всякой замены. Просто при анализе штатного расписания будут вырубать их функцию. Но есть и второй тип менеджеров среднего звена. Например, диспетчирование товарных потоков: если вы ошибетесь – у вас склад будет забит, а в магазинах будет пусто. Или управление трудовым коллективом: если вести его неправильно, то сначала все всё разворуют, а потом не выйдут на работу.

    Так что молодежь будут иногда брать на высокие должности, но с оговоркой: не просто недорогих, а недорогих и талантливых. Талант же раскрывается лишь тогда, когда человека учили чему-нибудь и как-нибудь. А у нас таких очень мало. Так что это вопрос скорее всего не стратегий бизнеса, а стратегий самих молодых. Для них есть такое окошечко, и есть много других окошечек.

    Каких, к примеру?

    Например, сейчас пойдет массовая замена секретарш на ресепшене. Секретарша "здравствуй, дерево, компания такая-то слушает", секретарша "человек-кофе", секретарша-ресепшионистка, секретарша, занимающаяся поиском информации, – все эти люди выполняют по отдельности функции, на которые достаточно четырех часов в день. Вместо них всех будут брать одного толкового молодого человека. Это – ниша. Она есть. Правда, она не массовая. И потом, я подозреваю, люди, которые будут увольняться с этих позиций – это тоже молодежь.

    Хоть кому-то радость – настал наконец праздник на улице работодателя. А еще в январе прошлого года ВЦИОМ опубликовал сенсационное исследование о том, что 1/5 часть выпускников по всей стране рассчитывают на зарплату 50 000 рублей. И работодатели шли и на это – дефицит, понимаешь.

    Я бы не стал так уж доверять рейтингам ВЦИОМ – недавно я с ними работал, у них в таблицах арифметические ошибки. Но соглашусь, что такая ситуация действительно имела место. И как работодатель я сейчас безумно счастлив. Два года я не мог найти нормального помощника. 90% я отфильтровывал только по резюме, а из оставшихся треть выходила из метро и не могла найти офис по моему описанию (офис Делягина находится во дворах в старых переулках в районе Садового. – П.Т.), по дороге терялась и не перезванивала. Это статистика такая, честно. С Superjob так теряются 2/3, с hh.ru – процентов 10. И вдруг – на тебе: в день приходит на собеседование 6 человек, на следующую неделю записано еще 12, но уже из этих шести в принципе можно брать половину. И все это где-то с 20-х чисел сентября.

    Да, и сейчас есть такой контингент, как "девочки 22 года, закончила текстильную академию по специальности "психология" или "менеджмент", претендую на 35 тысяч рублей". Но у меня теперь хотя бы появилась возможность выбирать.

    Но ведь сократить зарплатные запросы не так-то просто.

    Да. Но давайте не будем забывать о том, что мы живем в городе Москве. Если мальчик или девочка приехали в город Москву и живут не у родных, то в зарплатные запросы автоматически входит стоимость съема квартиры. А если мальчик или девочка живет здесь, то на худой конец он / она может какое-то время пожить с родителями. В этом заключается конкурентное преимущество молодых москвичей: они могут демпинговать на рынке труда.

    С другой стороны, москвич – это человек, который родился с серебряной ложкой во рту и этого не понимает. Это искаженная система потребностей. Как Эллочка Людоедка соревновалась с Вандербильдихой, так и наши девочки соревнуются с Ксюхой Собчак. И это отражается в их зарплатных ожиданиях в том числе.

    Люди с завышенной самооценкой, люди, которые не умеют ничего, но этого не понимают – это, по сути, высокопрофессиональные безработные, жертвы системы образования. Понимаете, когда даже в МВТУ открывается факультет менеджмента – за это нужно не расстреливать, конечно, но сажать как минимум.

    Но ведь партия и правительство пытаются это дело сильно сократить…

    Сократить что – поголовье молодежи?

    Нет, поголовье вузов.

    Я очень не люблю нынешнюю партию и уж тем более нынешнее правительство. Но столь же нелюбимый мною Сергей Кириенко в свое время сделал одну из немногочисленных правильных вещей: он тоже резко сократил поголовье вузов. Я хорошо помню, например, как тогда закрыли Поморскую академию менеджмента и международной торговли, открытую в поселке городского типа на базе ПТУ, где готовили мотористов даже не для кораблей, а для шаланд, которые занимаются ловом рыбы в пределах километра от берега. Поэтому некоторые вещи, исходящие от правительства, я все же считал правильными и тогда, и сейчас.

    В чем же это правильно – добить и без того полумертвую систему образования?

    Во-первых, демография. У нас сейчас резко сократится количество молодежи – в два раза. А с другой стороны, у нас бесчисленное множество институтов, которые не учат абсолютно ничему – просто собирают деньги, выдают дипломы и говорят: "Пошел вон". Я выступал несколько раз в таких институтах – многим из них уже по 10 лет, а некоторым и по 15. Они не дают никаких знаний вообще. В лучшем случае они дают самоутверждение социально неадаптированным интеллигентам за счет детей, которым они рассказывают о своих воззрениях на жизнь – даже если на деле эти воззрения являются абсурдом.

    Я сталкивался с молодыми людьми, которые мне рассказывали такие вещи, от которых даже Михаил Леонтьев охренел бы и сказал, что это неправда – Америка страна плохая, но не до такой степени. Когда я спрашивал, откуда они такие взялись, они отвечали: у нас, мол, был некий преподаватель, которому мы сдавали экзамены на эту тему. Так что меня уже ничто не удивит – даже если в каком-нибудь вузе будут сдавать государственный экзамен на тему "Как жиды распяли Христа" или "Как жиды пьют кровь христианских младенцев". Бредятина и абсолютное безумие – как минимум в области общественных наук. Насчет технических, правда, не знаю; зато знаю, что половина людей, которые получают какое-то образование в сфере науки и техники, отсюда попросту уезжают. Не потому, что ищут, где их услуги стоят дороже (хотя и это играет роль), а потому, что здесь они вообще не могут найти себе применение. Где может найти себя в России какой-нибудь специалист, скажем, по лазерным технологиям? Если такой куда и устроится, то будет подчиняться какому-нибудь идиоту, который не знает, что такое лазер.

    Михаил Геннадьевич, мы как-то отвлеклись от кризиса и связанных с ним ожиданий. Многие склонны его не замечать просто исходя из того, что "пока все хорошо", другие ждут чуть ли не с нетерпением…

    Мы, экономисты, как генералы: всегда готовимся к прошлой войне. Мы все сейчас сидим и думаем, что будет 98-й год. Вот сейчас оно якобы грохнет, потом полежим месяцок и снова пойдем в буйный рост, в развитие – как тогда. Вот все и ждут – ну когда же оно грохнет? А не грохнет оно. Потому что это не взрыв, а депрессия. Да, она может кончиться взрывом, но до этого как минимум еще год будет тлеть.

    Официальные прогнозы несколько иные. Сначала с кризисом пытались бороться путем его игнорирования, но не побороли, и теперь вроде как признали, что он есть, но продлится недолго и почти никого не затронет. Объясняют это тем, что наша экономика, в отличие от американской, не так сильно завязана на рынок финансов и ценных бумаг, что есть правда. Разделяете ли вы эту точку зрения?

    Я не разделяю эту точку зрения. У меня есть точка зрения, почерпнутая из учебников по экономике для третьего, по-моему, курса.

    Так поделитесь ею с нашими читателями!

    Она заключается в том, что те, кто из этого кризиса выйдет быстро, выйдут из него вперед ногами. Поэтому стремиться к этому не нужно. Готовьтесь к тому, что кризис – это надолго.

    Поясню. Российская экономика существовала все 2000-е годы за счет экспортной выручки, а в 2006 г. к этому добавились еще и внешние кредиты. Когда идет разговор о том, что мы развиваемся за счет внутреннего спроса, это святая правда; только при этом тактично не задается вопрос, а откуда берется этот самый внутренний спрос. А берется он именно что из двух этих источников.

    Дело в том, что теперь внешние кредиты у нас закончились. Соответственно, одной ноги нашей экономики нет. Сейчас подламывается и вторая – потому что от экспорта сырья зависит почти 80% нашей валютной выручки, а сырье дешевеет. Оно может немного восстановиться в цене, но тенденцию это не ломает.

    На Западе нет денег – кризис ликвидности. Они достают деньги из всех заначек, в том числе и из спекулятивных вкладов в Россию и в ее сырьевые фьючерсы. Нефть – это вообще отдельная тема, потому что американцы разрабатывают шельф, а значит, нефть перепала всерьез и надолго; но и остальное сырье перепало тоже.

    То есть – у нас нет денег. В мире нет – и у нас нет.

    В 98-м их тем более не было, но как-то ведь выкарабкались.

    В 98-м году экономика начала восстанавливаться за счет импортозамещения. Оно возможно сразу после девальвации – резкой и разрушительной. Тогда, напомню, рубль рухнул в 3 раза, а потом "доехал" и до удешевления в 4 раза. Что это значило? То, что импорт в одночасье стал безумно дорогим, а экспорт, наоборот, – очень выгодным.

    Пример. В 98-м пивоваренная компания "Балтика" стояла на грани банкротства. Но обанкротиться не успела: ее спас дефолт. Импорт стал дорогим – и все, что ввозили, стало выгодно производить здесь. Соответственно, все, что можно, производить здесь и стали. За счет этого и восстановилась экономика. Это первый очаг.

    Вторым очагом стал экспорт. Восстановились экспортные деньги. Тогда еще были огромные мощности, брошенные с советских времен, которые можно было восстановить относительно быстро; были еще не совсем спившиеся рабочие и инженеры, которых можно было переквалифицировать из челноков обратно на производство. Грубо говоря, была тотальная заначка еще с советских времен, которую успешно использовали. Когда кончились и заначка, и импортозамещение, – стали жить за счет экспорта. Сейчас всего этого нет.

    Третий очаг – руководители. Тогда мы выжили в том числе и благодаря управленцам советской закалки. Тогда на разгребание завалов взяли Примакова, Маслюкова и Геращенко. Нельзя сказать, что они были гениями – они просто не воровали, чувствовали ответственность и руководствовались здравым смыслом. Этого нехитрого набора вполне хватило, чтобы вытащить страну из катастрофы.

    Чем же отличается сегодняшняя ситуация?

    Поехали по пунктам. Теоретически можно, конечно, представить, что сейчас снова грянет трехкратная девальвация и опять начнется импортозамещение. Но, во-первых, для этого нет тех самых оставшихся от СССР мощностей – поэтому оно уже не будет столь же быстрым, как в 98-м. Потом, девальвация не только стимулирует производство, но и отягчает долги. В 98-м году все долги висели на государстве, а производство от них было свободно; сейчас же все наоборот – все долги на производстве и, если проводить девальвацию, оно под бременем этих долгов попросту не поднимется. Целые бизнесы будут продавать по 1000 рублей, и их еще никто брать не будет. Поэтому сейчас девальвация будет не целительна, а разрушительна. Не говоря уже о том, что она сама по себе действует как электрошок: если пациент выжил, он бегает очень бодренько; но в процессе-то он может и обуглиться.

    Второе. У нас нет источников внешнего спроса. На что мы будем работать? Вчера в Череповце, например, заглушили первую домну. Заглушить домну – это значит, работать она не будет больше никогда. И нам еще повезло – на Украине, например, заглушили треть всех домен. Потому что спрос сжался в мире. И восстанавливаться он будет очень медленно: год – два как минимум.

    Что же касается управленческих кадров, то и их у нынешних руководителей нет. Геращенко на 10 лет старше, Примаков и Маслюков уже не при делах. Говорите, современные эффективные менеджеры? Ну не знаю…

    Если по проторенной дорожке пройти не получится, то какие есть обходные пути?

    В принципе выходить из депрессии не очень сложно – достаточно стимулировать государственный спрос. Здесь мы находимся в хорошем положении в том плане, что у государства есть деньги, а значит, стимулирование государственного спроса не вызовет бюджетный дефицит. С другой стороны, у нас и без этого есть куда вкладывать деньги: страна разрушенная, дороги в некоторых местах есть, а в некоторых их нет, коммунальное хозяйство в целом ряде регионов находится в состоянии послевоенного коммунизма, а за коммунальные услуги платить будут все и всегда – даже бизнес.

    Однако важно другое. Чтобы государство осуществляло стимулирование спроса, оно должно бороться с монополиями, потому что иначе деньги пойдут не на производство, а на увеличение цен. Государство должно ограничить коррупцию – потому что иначе деньги будут украдены. И государство должно начать принимать решения. А зачем ему это нужно, когда и так у него все хорошо? Так что все это упирается в политические проблемы, которые решены не будут.

    Откуда такой пессимизм?

    Первое: зачем государству принимать решения, когда можно ошибиться? Ведь чиновник сейчас полностью свободен от всякой ответственности, в этом квинтэссенция всех российских реформ. А если я полностью свободен и никем не контролируюсь, то зачем мне напрягаться, что-то делать? Зарплата капает, левый бизнес на меня пашет – все хорошо.

    Далее. Что такое борьба с произволом монополий? Говоря примитивно, это обеспечение финансовой прозрачности цены. Вот я продаю этот iPod за 26 тысяч рублей. Есть подозрения, что я злоупотребляю монополией на рынке, поэтому меня просят: расскажите, пожалуйста, из чего складывается именно такая цена, потому что у нас есть основания полагать, что на самом деле этот товар сегодня стоит 11 000. И я рассказываю – иначе меня начинают доить со всей строгостью прописанных законов.

    Но безумные прибыли производителей – это ведь и безумные взятки. Их суммы таковы, что даже в России, если их обнародовать хотя бы внутри страны, это вызовет морально-психологическую катастрофу, политически недопустимую.

    В итоге получается, что государство по политическим причинам не может начать стимулировать спрос в должных объемах и с должной эффективностью. А если эффективность недостаточна, то, знаете, у нас денег, как у дурака махорки, и будет с ними то, что с махоркой у дурака: все раздадут и ничего не останется.

    За 4 недели международные резервы Банка России упали на 87 миллиардов, и из них миллиардов 20 – это государственная поддержка, которая пролилась на валютный рынок. Вдумайтесь: деньги, которые государство выдает банкам на поддержку, тут же уходят на валютный рынок! В октябре вообще чистый отток капиталов – 50 миллиардов. Это безумие. У нас не то что в квартал такого никогда не было, но и в год. У нас максимальный годовой отток капитала до этого момента составлял 25 миллиардов.

    И, наконец, коррупция. Коррупция – это основа государственного строя Российской Федерации. Есть преступление, предусмотренное уголовным кодексом: попытка подрыва основ государственного строя. Поэтому когда вы всерьез пытаетесь ограничить коррупцию, вы становитесь преступником.

    Вы вынимаете огромные деньги из карманов правящего класса. При этом если вы сами принадлежите к этому классу и при этом даже, допустим, честный человек, – начав бороться с коррупцией, вы ограбите своих соседей, своих друзей, что всегда сложно по личностно-психологическим причинам. К тому же, вас просто выкинут из обоймы как чужеродный элемент.

    Борьба с коррупцией в какой-то мере возможна в условиях передела коррупционных потоков. Когда денег на всех не хватает, нужно их консолидировать. Нужно отсечь всяких безумных людей, которые рэкетируют бизнес от вашего имени, при этом не имея к вам никакого отношения, а также просто мелких начальников, которые с вами не делятся. Вот в этих рамках она сегодня возможна. Более того, в 2007 г. действительно была проведена такая работа, и бизнес на себе это почувствовал!

    Но если продолжать начатое, не обойтись без изменения политической системы. Потому что дальнейшая борьба с коррупцией требует, чтобы чиновники находились хотя бы под минимальным контролем. А это значило бы отнять у них завоевания всех 20 лет российских либеральных реформ.

    Но есть ведь всенародно избранный Президент Медведев! Он провозгласил именно борьбу с коррупцией, а вовсе не продление президентских полномочий, основным приоритетом своего правления!

    Вам неплохо было бы почитать еще, что именно товарищ Медведев предложил для борьбы с коррупцией. Когда вот уже полгода человек вещает одно и то же, а результатов никаких – это настораживает. И это притом, что даже в 2007 г., повторюсь, результаты этой борьбы были весьма ощутимы (кстати, это одна из причин того, что мы не рухнули еще прошлой осенью – ведь уже тогда стало очень плохо).

    Поправьте меня, если я не прав: у вас есть рецепт позитивного выхода страны из кризиса, но вы не считаете его реальным в сложившихся политических условиях?

    Рецепт – это громко сказано. Это все равно что сказать, что у вас есть рецепт перехода улицы на зеленый свет. Я говорю о стандартных правилах, знакомых каждому, кто в советское время сумел доучиться до 3 – 4 курса экономического вуза.

    Есть какой-никакой опыт США времен Рузвельта. Выйти из депрессии не удалось до Второй Мировой, когда на руку Штатам сыграла политическая ситуация, но они хотя бы остановили кризис и оживили экономику!

    Вы говорите, что стимулирование государственного спроса в отсутствие рыночного решит проблему. Но разве наше государство сейчас не финансирует бизнес? Еще как финансирует!

    Дело в том, что стимулирование государственного спроса – это не рыночная операция, а подарок бизнесу. И государство должно преподносить этот подарок на нерыночных условиях. Если я кредитую бизнес в нормальных условиях, я должен его кредитовать по ставке не ниже ставки рефинансирования и т.д., а траты могу не контролировать; однако если это моя ему помощь, я могу ему вообще под 1% годовых эти деньги давать! НО: при этом я обязан расписать, на что именно он должен потратить эту помощь. И не дай Бог отклонишься на рубль в сторону.

    У нас же схема – ни рыба, ни мясо. Бизнесу дают подарок и говорят: делай с ним что хочешь. Вот товарищ Путин вчера заволновался – после того, как Игнатьев напечатал интервью в газете, чтобы достучаться до руководства. Теперь они зашевелились. Но зашевелились, опять-таки, в своем стиле: мол, будем привлекать ФСБ, МВД и прокуратуру.

    Это абсурд, конечно же. Ну как вы себе представляете прокурора, который разбирается в финансовых операциях, что за бред собачий? Прокурор действует на основании закона, а в законе написано: я банкир и имею право использовать деньги как хочу, поэтому пошел вон.

    Ну, строгость российских законов, как известно, компенсируется необязательностью их исполнения…

    Да, это может происходить внеправовым способом – ко мне придет силовик и скажет, мол, а ну-ка используй деньги так, как сказал премьер, а не то я посажу тебя за переход улицы на красный свет. Но тогда я буду просто замещать премьерскими деньгами другие деньги, которые все равно истрачу так, как хочу.

    По-хорошему, банку, которому государство оказало помощь, должно быть запрещено проводить любые спекулятивные операции вообще. А это не прописано ни в каких нормативных актах. Когда просто начальник что-то там прокрякал – оно всегда работает неэффективно. Эффективно работает правило, которое выполняется в 80% случаев. А то, что они пытаются сделать сейчас, будет выполняться дай Бог в половине случаев. Этого недостаточно.

    Вы говорите так, будто на партию и правительство не давит вообще никакая ответственность. Разве может такое быть?

    Правда не может? Ну тогда скажите, кто у нас понес ответственность за дефолт 1998 г.?

    Так Кириенко же! Кириенко!

    Кириенко? Это тот, который после всего уехал купаться на Большой Барьерный риф и акулы его там не съели только из чувства классовой солидарности?

    Если серьезно: вы сами только что объяснили, почему в том эпизоде все довольно быстро разрешилось и почему этого не произойдет сегодня. Одно дело – когда ты упал и быстро поднялся. Тогда можно ничего и не заметить и, соответственно, никого особо не винить. И совершенно другое – вялотекущая депрессия, которую вы предрекаете сейчас…

    Это будет длинная депрессия. Нас будут не бить по голове, а душить отсутствием спроса. А потом будет системный кризис. Думаю, произойдет это весной 2010 года. А если власть предержащие будут так же грызться друг с другом, как сейчас, то осенью 2009-го.

    Депрессия должна закончиться тем, что сдетонируют все наши внутренние проблемы: монополизм, массовая бедность, озлобленность, которая усилилась в последний год. Она естественна в силу того, что с осени 2007 г. основная часть россиян живет все хуже и хуже – притом, что с самого дефолта и до осени 2008 г. она жила с каждым днем все лучше и лучше.

    Социальный взрыв неизбежен. А как еще может быть, когда у "Газпрома" спрашивают: "Как вы будете решать проблему с курсом акций на рынке в условиях снижения цен на нефть в Европе?", а они отвечают: "Нет проблем – что мы там потеряем, то наверстаем на внутреннем рынке"...

    Так что это будет системный кризис: дестабилизация экономики, всей социальной и политической жизни. И как мы будем из этого всего выкручиваться – непонятно.

    Источник:

    Часть первая

    Часть вторая

    Раздел: Экономический | Просмотров: 565 | Добавил: Begemot | Рейтинг: 0.0/0 |
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    раздел
    Эфир и его обитатели [17]
    МиниР -- чат после Эфира [9]
    Прочие чаты [10]
    Общественно-политический [55]
    Исторический [21]
    Экономический [17]
    Музыкальный [19]
    Юмористический [23]
    Эротический [6]
    Социальный [22]
    Медицинский [12]
    Версии и мнения [28]
    Искусствоведческий [5]
    Кино и видео [16]
    Спортивный [3]
    Научно-технический [8]
    Гламурно-хламурный [4]
    Паноптикум [13]
    Происшествия и расследования [3]
    Всякая всячина [33]
    Люди [17]
    Религиозный [9]
    Soft [10]
    войти в эфир
    Логин:
    Пароль:
    Календарь новостей
    «  Ноябрь 2008  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
         12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    Поиск
    Наши знакомые
    Статистика



    Сейчас в эфире: 1
    Прохожих 1
    Эфирщиков 0
    Эфир онлайн
    500